вторник, 6 октября 2015 г.

ОТЧЁТ ПО ПРАКТИКЕ

В.А. Фаюстову посвящается


я.
Заходить второй раз было проще. Ведь меня уже знали. Веселовский дух не успел полностью испариться с областного телевидения. Многие операторы, водители, редакторы радушно улыбались и относились ко мне уже не как к подобранному с улицы котёнку, который в первое время оставляет после себя много грязных проблем. Прийти второй раз значило, что я уже знаю: пора начинать ловить мышей. Может без сноровки и с обидным счётом не в свою пользу, но зато с чётким осознанием истинного предназначения. 

Доверили велосипедистов. Написать ерундовый видеоряд под съемки из архива.  Отношения с «коротышами» изначально не заладились. Такие новости на тридцать секунд держали меня за язык и изрядно сушили лексический запас. В общем, уродовали прекрасную вселенную юного практиканта. Теперь она была вынуждена сводиться ко всем привычной Солнечной системе без других галактик, квазаров и чёрных дыр. Нашим солнцем, и днём, и ночью был Куйвашев. Потом его место занял Паслер. Основные космо-чиновники беспрерывно вращались вокруг них.
Если проблему нельзя решить, то нужно хотя бы изменить к ней отношение. Ну, или сменить работу. Однако у меня уже были брошены в студию областного все якоря. Это были люди. Порой острозубые, больно кусающиеся, но вдохновляющие на чудо. Ведь ты словно набор с записочкой «собери сам». И под их укоризненным взглядом твоя персона каждый день упорно лепишь из себя корреспондента. А если уж начал, остановить недетскую игру просто невозможно. С каждым построенным уровнем ценишь и любишь своих учителей всё больше и сильнее.
Так вот пришлось менять плохое отношение к «коротышам» на противоположное. Они ведь, как маленькие, никому ненужные брошенные дети. Вряд ли во всём мире (хорошо, сузим границы вселенной до нашего города) найдётся журналист, страстно влюблённый в короткий формат. Но если взять маленького, вымыть, причесать, снабдить дополнительными данными, создать графику и смонтировать ему красивую одёжку, получится приятный новостной ролик. А из таких малышей строится большая половина эфирной сетки на «ОТВ». Приблизительно шестьдесят процентов. Есть смысл делать из этих замарашек приличных членов новостного эфира.
В первые дни меня лишали работы. Её почти не было. Приходилось летать тенью за продюсерами и редакторами. Тут терпению пришёл конец и настало время неслыханной наглости. Я собрала весь запас, что у меня скопился за двадцать лет и рванула к шеф-редактору.
Подсела за стол к Юлии Макеевой и чётко и ясно произнесла две вещи: «Во- первых, я пришла сюда учиться. Если я не буду ездить на съемки, то навсегда останусь бестолочью. А во-вторых, эта бестолочь от вас никуда не уйдёт. Поэтому жду с нетерпением заказов, Юля, ты знаешь, где меня искать». И с невозмутимым видом отправилась не за свой стол. Вначале приходилось присаживаться за чужие рабочие пространства, с которых меня гоняли поганой метлой. Чувствовала себя БОМЖом в студии «ОТВ». (Без определённого места жительства.)  В итоге облюбовала стол Виталия Федотова, там и прижилась. Тогда я даже не представляла, что в конце концов займу его место.
Съёмки посыплись сами собой. Кто рано встаёт, тому достаётся цапля. Этот сюжет был моим первым и самым любимым. Правда, я пережила дьявольский стресс во время съёмок и после. Боялась утонуть в потоке информации. Процесс моего обучения походил на бросание в воду человека, который не умеет плавать. И у этого утопающего просто не оставалось выбора. Идти на дно и менять любимое дело на кассу общепита не входило в его планы. Пришлось учиться плавать в процессе. Я поплыла. Сначала по-собачьи, потом по-человечьи. Не знаю почему, но у меня не исправили даже композицию, только сократили «шуточки». С весельем в сюжетах у моей персоны и правда проблема. Хочется написать остроумно и нетривиально, а из-под пера выходят «веселовские пёрлы». Выпускающий редактор даже завёл одноименную папку. Правда, пока она ограничивается одной цитатой и больше не пополняется.
«Настоящий мужчина из Первоуральска сделал три вещи. Поджог дом, себя и жену…» Это была подводка в стол и дикий ржач отвшного люда. А сюжет про цаплю оценили и начали давать снимать ещё и ещё.
Ошибки исправляла по ходу сотворения сюжетов. Поняла, что самое главное – это картинка. Вам может читать это забавно и смешно, но мне было странно. Почему нам об этом никто никогда не рассказывал на журфаке? Ни про позицию BBC, ни даже про местные телеканалы. Потом пришло осознание, что редкий оператор долетит до середины Днепра и снимет всю его красоту под слова Гоголя. Если хочешь красивые кадры, надо работать с героями. Быть режиссером в театре жизни. Не придумывать то, чего не было. Нет, нужно показать то, что было. Но красиво и с несколькими планами. J
Иногда съемки превращались в цирк. И ты становился не просто режиссером, а главным клоуном, шпрехшталмейстером, фокусником, дрессировщиком и белым пуделем. Когда ездили в Верх-Невинский на юбилей «Благого дела», пришлось включить весь максимум организаторских способностей. Найти инвалида, когда почти все отказывались сниматься. (Подключила к делу психологию. Начала снимать самого неинтересного, но желающего стать звездой. А потом, продемонстрировав тем самым, что от синхронов не умирают, заинтересовать и необходимого мне героя.) Затем нужно было согласовать съемку с его родительницей. Она выступала против, но я включила обаяние, и женщина смягчилась. А теперь самое сложное. Этот праздник шёл в одном единственном ДК на селе до девяти часов вечера. За пределами зала ни души, ни фонаря. А мне нужна картинка. Инвалид за любимым делом в «Благом деле». И это не тавтология, а серьёзная проблема. У фонда отдельный корпус, который в позднее время по понятным причинам закрыт! Пришлось выпрашивать официальное разрешение у директора, искать ключницу и всей честной компанией отправляться в «Благое дело». На моих руках были не только инвалид и пожилая женщина, но также и два капризных ребёнка в придачу под кодовыми именами водитель и оператор. Они канючили, не хотели работать, а желали скорее вернуться домой. Периодически дети превращались в гопников из самых атмосферных районов Екатеринбурга, и тогда мне становилось воистину страшно. На журфаке я так и не научилась трём вещам: пить, курить и материться. Ничего, у меня на это будет ещё два года. (Шучу). Компанию всё-таки удалось привезти в фонд, отснять ребёнка, делающего непонятное нечто за полупустыми столами. Ведь инструменты и подделки были давно убраны. Вернулись в Екатеринбург лишь поздней ночью. Я с чувством выполненного долга, они без чувств. Как съемочная бригада терпит дотошного журналиста в виде меня, пока загадка сопоставимая с тригонометрическим уравнением. Но когда-нибудь я постараюсь его решить.
Работая вместо весёлых летних деньков, я не заметила, как из практиканта медленно превращалась стажёра. А из стажёра в сотрудника «ОТВ». Юлия Макеева предложила начать работать по-настоящему, не откладывая дело в долгий ящик. Но пока что я русалочка без голоса. Сейчас занимаюсь с волшебницей Еленой Алексеевной. Она обещала помочь мне обрести его за «тридцать три Егорки», соблюдение всех канонов интонирования, разучивание скороговорок и чтение стихов животом.
А теперь часть грустная. Болезненная. На телекомпании правит день сурка. Паслер, Паслер, Паслер, Паслер…И скучные мероприятия к нему прилагающиеся. Причём новости с председателем правительства области лишь декорации к главному герою. От такой рутины хочется уехать в ИГИЛ. Не замуж, а за новостями с места бомбёжек. Ежедневно смотрю новости «Четвёртого канала», «41-домашнего» и истекаю слюной. Когда у этих ребят сюжет, у нас максимум-видеоряд. Зато на «ОТВ» правит балом серия сюжетов про капремонты. Придёт время и я, возможно, сменю плацдарм. А пока надо крепнуть и набираться ума. Областное телевидение – это гнездо, из которого вылетают настоящие профессионалы. 



Анна Веселова, корреспондент «ОТВ»

Комментариев нет:

Отправить комментарий