четверг, 7 апреля 2016 г.

Ножи в спину

В Израиле беспрерывным потоком льётся кровь. Новая интифада арабских ножей прошлась по горлу еврейского народа. Почему палестино-израильский конфликт за шестьдесят семь лет до сих пор не исчерпал себя? Кто подбрасывает дров в межнациональный очаг ненависти? Чей бог прав, чей виноват в репортаже Анны Веселовой.


 Мы летели в Израиль, как на праздник, а прилетели на беду.
В секторе «С»

(Военный контроль Израиля – административный контроль Израиля)

Дорожное полотно в еврейском оазисе гладкое, как хорошо закалённая сталь. Машина с русскими туристами безмятежно плывёт из Хайфы в Тель-Авив. Никто не подозревает, что, на самом деле, скользит по кончику ножа. Постепенно впереди начинает показываться странное явление для Израиля и абсолютно привычное для России – мучительная пробка. Пауза обещает затянуться на дополнительные полчаса пути.
Еврейские друзья от наступившего таймаута холодно переглядываются и тут же бросаются пытать свои мобильные телефоны в поиске ответов. А они там и правда есть. Новости в Израиле – это блюдо, которое подают горячим. Достают из печки событий прямо на ваших изумлённых глазах.  Главное, тщательно прожуй и проглоти.

– Всё ясно. Это теракт – почти шёпотом произносит Роман, словно начинает рассказать страшную историю. Он владелец крупной турфирмы в Иерусалиме. А значит, имеет персональный подход к неиссякаемому руднику вечного туристического добра. Струйки из паломников ежегодно бьют ключом, невзирая на войну, кризис, мировой голод и прочие мало кого волнующие условности. Поэтому единственной проблемой Романа оказывается не дать чересчур впечатлительному или пьяному гостю упасть в грязь лицом. А если дорогому телу всё-таки удалось туда свалиться, его сразу же поднимают и отряхивают. Ведь деньги на дороге у евреев не валяются.
Алёна, гид-иммигрант из Украины, пятнадцать лет назад успешно сменила имя и жизнь. Алла и Харьков теперь в прошлом. С Романом она делает бизнес, по еврейским понятиям тесно дружит. 

– Что эти идиоты опять натворили? – спрашивает, скорее для нас, чем для себя. По напряжённому лицу уже заметно, что она знает ответ, но боится убедиться в своих опасениях.

– Девочку четырнадцати лет, двух взрослых и одного армейского мальчика зарезал на остановке палестинский террорист. Дни арабской злости уже начались. У нас это привычное явление, как критические дни у женщин. Кровь льётся рекой…

– Не пугай народ! – визжит Алёна и обрывает страшную историю на самом интересном. Но теперь уже никаких слов не требуется. Мы подъезжаем к хаотично раскиданным по трассе полицейским иномаркам и вопящим машинам скорой помощи. Именно в эту секунду идёт непрерывная борьба за человеческие жизни и мифическую справедливость. Еврейская полиция самостийно судит радикала.

После поимки шахида (в переводе с арабского мученик) – так называют палестинцы своего национально героя, убившего хотя бы одного оккупанта – его либо «случайно» подстреливают еврейские пушки, либо временно сажают в клетку, из которой выход только один – к семидесяти двум чернооким девственницам. Прямая дорога в исламский рай. Его бывшее жилище при этом вместе с хозяином на небо не переносится, но и не остаётся на земле. ЦАХАЛ (армия Израиля) разбирает дом по камушкам, которые обрушает на головы семейства террориста-смертника. Это воцарение справедливости в Израиле называют «Гневом божьим». Еврейский бог и сегодня выходит со своим народом на связь и даже творит «чудеса».

- Айзохн вейн, арабы! – обругивает всех и сразу Алёна. В переводе с Иврита это означает «в гробу видала». А затем по русской традиции плюётся три раза – чтобы не сбылось. – Откуда он тут взялся? Это же территория «Си»!




Израиль после мирных соглашений в Осло

Палестинцы еще раз 'нехорошо' вспомнили пресловутые 'соглашения Осло'...

 – для всех они закончились одинаково: бесплодными муками и отчаяньем – территориально делится на зоны типа: А, B и C.


Зона
Военный контроль
Гражданская администрация
A
ПНА
ПНА
B
Израиль
ПНА
C
Израиль
Израиль
  

Так что на участке типа «СИ», как в райских кущах, должно было быть всё спокойно.


–Здесь наши солдатики. Нам ничего не угрожает! – при въезде в безопасную зону говорила нам Алёна. Она устраивала такую качественную психо-разгрузку, что мы без лишних слов послушно плелись по любому маршруту. А глаза бойцов ЦАХАЛ метко стреляли нам в спины.


Сейчас же быть под особым наблюдением подростков с автоматами хочется дико и ужасно. И исходит это желание не из недр души, а от селезёнки. Чувство истинного страха, как ни странно, рождается именно там.


От своей святости наши головы уже горят ярче ночных фонарей Тель-Авива. Машина со странниками неторопливо въезжает в город.


В последние две недели в Израиле происходит по несколько терактов и нападений в день. Волна террора началась 1 октября и нарастала постепенно – количество нападений на израильтян с применением огнестрельного и холодного оружия ежедневно увеличивалось, передает корреспондент Радио Свобода в Израиле Эла Котлер. Сегодня, 13 октября, с утра произошло восемь терактов, обе трассы в Иерусалим были перекрыты на несколько часов по соображениям безопасности – толпа арабов забрасывала израильские машины камнями и бутылками с зажигательной смесью.


В секторе «А».


(Военный контроль Палестины – административный контроль Палестины)


При въезде на территорию Палестинской автономии никто не спросит, кто вы такие, откуда взялись и с какой целью едете. А вот на выходе возникают вопросы. Например, почему вы ещё живы.

Перед нами красовался очередной град, где наследил мессия. В пещерах Вифлеема среди рогатого скота, зато под звездой Сириус родился святой младенец Иисус.  Теперь же в этом городе рождаются исключительно арабские дети. 

Так гласит установившейся закон жизни, начиная с 676 года нашей эры. Именно в это время пассионарные арабы позаимствовали цветущий край у одряхлевшей Византии. И больше со своего места шейхи уже не сходили. Сидели под гнётом Османской империи, затем скрежетали зубами от британского мандата. А в наш век развлекаются, режа баранов и евреев.


–Палестинцы гоняют по местным холмам ягнят. Это чрезвычайно популярный товар, покупают ежесекундно, – делится направлением местной экономики Елена. Она русская без намёка на примесь еврейских корней. Или просто хорошо это скрывает. В советские времена ей повезло познакомиться с интересным молодым медиком. Кто тогда мог предположить, где находится его настоящая родина. Любовь не оставила Елене выбора, пришлось лететь на край света. Этот край оказался Палестиной, а милый в шалаше – арабским физиотерапевтом.
– Зачем вам бараны, их в Израиле, что ли мало?

– Это не просто баран, это агнец. Их приносят в жертву и мусульмане и христиане (в Палестине есть христиане-арабы прим. автора) по всем значимым празднествам. На свадьбу, похороны и рождение детей. Если у тебя появилась девочка – режешь одного ягнёнка, а если сын – сразу трёх. А затем кормишь ими людей.

Странно, что россияне ещё не переняли такую добрую традицию. Хотя не каждый русский заходит в Палестину, а уж, тем более, возвращается назад.
Экстерьер имеет вид унылый. Дома выстраиваются друг за другой лесенкой дураков. Географически Вифлеем град в горах. Хотя иногда, кажется, что всё абсолютно наоборот. Горы залезли в город и всячески довлеют и вытесняют его со своих вершин. Дороги узкие даже для баранов, не то, что для людей и машин. А этого добра здесь не мало. Популяция арабов растёт бешеными темпами с середины прошлого века. Получилась демографическая бомба замедленного действия, которая не могла не рвануть.

– У наших детей нет качественного образования. Не каждый еврейский вуз согласен их учить. Но даже, если ты получил диплом, успеха у жидов не жди, – жалуется Елена. – Арабы не знают, что такое карьерный рост, их не пускают в большой мир. От него нас вообще огородили большой стеной в восемь метров. Такие границы никакое сознание не перепрыгнет, – вздыхает женщина и переключает канал. В единственном окне в свободный мир идут новости. На чистом и приятном слуху русском языке. В трансляции событий без слов ведущего и так понятно, кто прав, кто виноват. ЦАХАЛ расстреливает палестинцев, избивает целые арабские поселения. Ситуация обрисована по всем канонам классицизма. Герои пьесы малёваны одними и теми же красками: арабы белыми и пушистыми, евреи окрашены во мрак и ужас.

– Что ты смотришь? Ведь это всё неправда! – возмущается Алёна. – Если бы вы нам не гадили, мы бы не стали строить стену, вооружаться до зубов и карать ваши поселения! Кто, например, взорвал невинных детей в 2001 году? Что они-то вам сделали?

На набережной Тель-Авива четырнадцать лет назад произошла катастрофа. (По злой иронии катастрофа в переводе с иврита – геноцид прим. автора). Подростки пошли на повеселиться на дискотеку, но с вечеринки так и не вернулись. Террористическая организация ХАМАС отняла жизнь двадцати одного человека и нанесла серьёзные ранения почти ста пятидесяти молодым людям. Как раз в этот период на землю обетованную прибыла гигантская аллия (поток иммигрантов прим.автора) из бывшего СССР. Чёрная карта выпала на долю русских евреев. Страшной смертью погибли именно российские дети.



– Это борьба с оккупацией! Сионисты нелегально присвоили арабскую территорию себе! – вступает в полемику Елена. В Палестине за тридцать лет она уже прижилась и даже успела стать «своей».

Евреи впервые начали возвращаться к Сиону в 1881 году, когда просвещенная Европа преподнесла им либеральный сюрприз – приятную серию еврейских погромов. Затем после мировой войны, когда дружба турок с немцами разорила обоих, бывшие османские земли достались жадным до территорий Дальнего Востока британцам. Та же судьба постигла и Палестину. К этому моменту она представляла собой симбиоз болота, помойки и пустыни. Прежние хозяева выжигали всё живое и полуживое, что встречали на своём пути.

Англичане не долго суетились в поиске двигателей прогресса, выбор пал на вечно гонимый еврейский народ. Тем более Теодор Герцель (идеолог сионизма, автор книги «Еврейское государство» прим.автора) землю пообещал, а бог подтвердил – селитесь. Первые ласточки полетели в страну чудес. Ротшильды принялись скупать земли, осушать болота и строить старую цивилизацию по-новому. Вместе с городами пропорционально выросло и количество еврейского населения. Самая большая аллия явилась на землю дважды обетованную после феерии немецкого нацизма в Европе в 1945 году. 

Арабы уже тогда чувствовали что-то неладное, но терпеливо молчали. Радушный хозяин гостя не обидит. Даже если этот гость почувствовал себя чересчур, как дома. От такой наглости местные жители начали постепенно возмущаться.  Евреи не стали долго тянуть и в 1948-м заявили всему миру: «Game over. Мы создаём своё государство, и эти малообразованные псы нам не помеха». Клетка захлопнулась, невольной птичкой в ней оказалась вся территория Палестины. На пробудившееся бунты, еврейские террористы бесцеремонно пустили арабскую кровь. Началось массовое бегство мусульманских женщин и детей. И тогда песня «убей еврея-оккупанта» превратилась в арабский хит. Был объявлен джихад за освобождение Родины. Террористический всплеск даже получил своё название – интифада.

– А куда вы без нас, скажите мне на милость. «Самостоятельные». Вот отделитесь и станете ничем! Мы вам и деньги платим, и электричество даём, воду…Просто ведите себя, как люди, а не как сволочи! – возвращает Елену из прошлого в настоящее бывшая харьковчанка. 

Евреи отдают половину своей зарплаты государству – подоходный налог в 50 процентов. Щедро расплачиваться приходится за съём жилья, покупка жалкого куска израильской земли и во сне не приснится – приобрести квартиру в Тель-Авиве может себе позволить разве что царь. В копеечку обходится Израилю и содержание всегда готовой армии, разработка оружия, проведение учений, охрана от арабов, кормёжка этих же арабов, а также бедуинов, друзов и прочих населяющих территорию народов.

При выезде из автономии нас тщательно рассматривают, проверяют документы и только после скорбной минуты молчания отпускают на волю. А сами продолжают караулить блокпост в свою резервацию. Не дай Аллаху проспишь, евреи и последнее отнимут. Если, конечно, им бог повелит.

В секторе «В».

(Военный контроль Израиля – административный контроль Палестины)

– Вот и Голландские Высоты! – показывает Роман три пригорки рядом с выгоревшем полем. – Когда ЦАХАЛ заняла этот стратегически важный объект – мы выиграли шестидневную войну! – Изнутри его распирает гордость. В Израиле нельзя не быть патриотом, не рваться служить три года в армии (никакой гендер и пол евреев не освобождает от этого священного долга прим. автора). Иначе прослывёшь белым воротничком, то есть вороной, которую рано или поздно всё равно заклюют. Не враги, так свои.

– В 1967 году на Израиль напало сразу пять соседей: Египет, Иордания, Сирия, Ирак и Алжир. Но к тому моменту мы уже были готовы, сразили всех и увеличили свою территорию почти в четыре раза! (Израиль аннексировал Сектор Газа, Голландские Высоты, Восточный Иерусалим и Синайский полуостров). – Лицо Романа расплывается в самоуверенной ухмылке. Оно недвусмысленно намекает: нападут – ещё захватим, и мало нам не покажется. Хотя сегодня со всеми странами у Израиля, если не мир, дружба, то хотя бы дипломатическая жвачка.


Впереди опять пробка. На этот раз между собой переглядываются уже туристы. Жутко каждому.

– Это теракт, – сухо отвечает на наше ёрзанье Роман. – Палестинец зарезал ортодоксального еврея. (Иудеев видно сразу: черная вуаль, кипа и пейсы прим. автора). Но абсолютный кошмар ещё впереди. Арабы санкционировали митинг с государством. Завтра в Иерусалим ни одной ногой, иначе домой поедете без них!

 – А нам не очень-то и хотелось, – отвечает Алёна. – Арабы с ума сошли! Час назад они в Хайфе закидали камнями проезжающие машины, возмущается она.

– В Хайфе? Быть не может. Там ведь правят гармония и мир: манихейство религий, торговый и дипломатический союз арабов с евреями…– удивляется Роман.

 –А почему обострился конфликт? Ещё недавно все радовались жизни.

– Раздрай случился после нового года. Мусульмане запретили иудеям подниматься на Храмовую гору в Иерусалиме! Видите ли, это только их святыня, евреям туда хода нет! Ну, конечно, никто этих умников слушать не стал. У нас религиозный праздник, и мы пошли!

– И ЭТО ВСЁ???

– Конечно, нет. В середине сентября мы не пустили мусульман младше 40 лет на молитву в мечеть Аль-Акса. Государство пыталось предпринять антитеррористические меры, а в итоге нарвалось на новую интифаду ножей!
За три недели арабской злости в терактах погибло десять евреев, сто двадцать получили ранения. При этом ЦАХАЛ было уничтожено пятьдесят палестинцев, а в Секторе Газа ранено пять тысяч человек. Пока счёт явно не в пользу Палестинской автономии.

Террористические группировки ХАМАС и ФАТХ помалкивают в сторонке и ответственность за кровопролитье брать не спешат. С 2007 года они делят между собой территорию и власть. Как только кто-то из них заикнётся про теракты, в эту же секунду получит с воздуха взрывные подарки от армии Израиля. А значит перестанет существовать и, тем самым, радушно уступит конкуренту своё место.
В аэропорт Бен Гурион, названный в честь того самого первого президента Израиля, что не постеснялся объявить арабские земли новым еврейским государством, нас отвозят на машине. Все автобусы в зоне риска, за три дня – восемь терактов произошло именно в общественном транспорте.



– Уверен тысячу миллионов раз, что вы вернётесь сюда вновь. Может не тем же составом, может через много лет, но когда-нибудь точно скажете: «Господи, помилуй! Этот чёрт Ромка всё знал!»


 – предсказание нашего друга звучит мажорным аккордом в финальной пьесе прощания. Теперь ясно, почему евреи обладают убийственным чувством юмора. Смех если не продлевает жизнь, то хотя бы даёт её как следует почувствовать. Поэтому израильтяне живут секундами, в каждую из которых переживают апогей счастливого бытия. Их девиз: живу и улыбаюсь, улыбаюсь и живу! Ведь никому так и неясно, иудейский или мусульманский бог в курсе, какая из твоих секунд станет последней.